Насколько доходны наши леса в действительности? Какие аспекты лесопользования наиболее прибыльны, а какие нет, почему? 

В прошлом году лесопромышленникам было выделено 728,8 млн куб. м. древесины, что на 1 млн куб. м. больше, чем годом ранее. Однако по итогам 2022 года результатом работы многих компаний будут убытки. Из-за санкций российский рынок покинули западные переработчики древесины, в числе которых IKEA, Stora Enso, UPM, International Paper, другие деревообрабатывающие предприятия столкнулись с нехваткой запчастей к импортному оборудованию из-за прекращения сервисного обслуживания.

Экспорт российской древесины в 2022 году сократился на 24,3%, чему способствовали не только введенные в апреле европейские санкции, но также правительственный запрет на экспорт необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород, действовавший весь прошлый год и продленный до конца текущего года. На фоне сокращения экспорта и падения внутреннего спроса объемы переработки древесины в натуральном выражении снизились на 13,5%.

Однако доходы бюджетов от использования лесов негативной динамики практически не ощутили. В Красноярском крае, показавшем наибольший прирост доходов, падение переработки было также максимальным и составило 20,6%. Иркутская область, получив на 9,6% больше доходов от использования лесов, сократила лесозаготовку на 14,5%. В текущем году ставки на аренду лесных фондов снова повысились на 6%, и доходы бюджета опять в противовес рынку будут демонстрировать положительную динамику из-за того, что бизнес будет должен уплатить в бюджет около 3 млрд руб. дополнительно.

В то время как неблагоприятная ценовая конъюнктура на мировом рынке древесины, продолжающееся давление санкций и правительственных запретов, скорее всего не предоставят отечественному ЛПК шансов существенно повысить рентабельность.

Как более эффективно, рентабельнее использовать леса? Возможно ли изменить в корне российскую лесоэкономику в сторону большей финансовой отдачи, в чем трудности?

Стоимость российских лесов на конец 2022 года оценивалась в 73,3 трлн руб., а по объемам запасов древесины Россия уступает лишь Бразилии. Лесопереработка всегда формировала основу отечественного лесопользования, но вклад в отрасли в ВВП остается незначительным и составляет всего 0,99%, хотя очевидно, что отрасль имеет значительные резервы для роста.

Основная проблема состоит в том, что размер арендной платы не зависит от фактического использования древесины. Договор аренды участка леса заключается на срок от 10 до 49 лет, и весь риск от возможного падения спроса на древесину и сокращения объема лесозаготовок ложится на арендатора, который вынужден платить за неиспользуемый лес. Запланированное на 2023-2025 гг. повышение ставки арендной платы составит 15,5%, что может ухудшить и без того нелегкое положение предприятий ЛПК. Мораторий на изменение ставок аренды или введение механизма их расчета на основе фактической вырубки могли бы помочь лесопереработчикам пережить кризис.

Другой проблемой отрасли являются попытки стимулировать внутреннее потребление древесины введением ограничений на ее экспорт. Основным драйвером роста спроса на древесину в прошлом году оставался бум в индивидуальном жилищном строительстве и других значимых драйверов попросту нет.

Для стимулирования внутреннего спроса правительству, следует поддержать проекты глубокой переработки древесины, инвестиции в которые были остановлены из-за санкций.     

Источник: Пресс-центр Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ», Газета Известия

Автор материала
Анна Крысина
Директор практики Финансового консалтинга
Комментарий эксперта
Если вы – представитель СМИ и вам требуется комментарий эксперта, пожалуйста заполните форму.
Подпишитесь
на новости
Получайте самые актуальные публикации из новостной ленты