Меню Услуги и практики Кейсы Запрос
Клиенты и кейсы
Рейтинг
Группа «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» вошла в число ведущих игроков российского рынка консалтинга, а также заняла лидирующие позиции по отдельным направлениям, согласно данным аналитического агентства «РАЭКС-Аналитика».
Оставить заявку
Отправьте сообщение и мы свяжемся с Вами в ближайшее время
Видео-консультация
Все, что необходимо знать о процедуре вступления в налоговый мониторинг: Александр Силаков, партнер практики Налогов и права рассказал об истоках появления налогового мониторинга, преимуществах новой формы контроля и процедуре перехода.
Оставить заявку
Отправьте сообщение и мы свяжемся с Вами в ближайшее время
Свяжитесь с нами
Отправьте сообщение и наши менеджеры свяжутся с вами в самое короткое время
Аудиторско-консалтинговая группа «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ»
127015, г. Москва, ул. Вятская, д. 70
info@delprof.ru
+7 (495) 740-16-01
Клиенты и кейсы
Что вы ищете?
Главная Пресс-центр Публикации экспертов
Корпоративный договор: особенности и возможно…

Корпоративный договор: особенности и возможности. Часть 2

Допустимые условия корпоративного договора в АО и ООО. Законность условий корпоративного договора, ограничивающих права отдельных участников компании

Корпоративный договор, тем более если в нем не участвуют все участники (акционеры) общества, по своей правовой природе ближе всего к обязательственной сделке, т.е. порождает права и обязанности только для тех сторон, которые в нем участвуют. Как уже говорилось ранее, для лиц, не участвующих в его подписании, он не порождает никаких правовых последствий. Если участники (акционеры) не поставили общество в известность о подписанном ими договоре в установленном законом порядке, то у участников (акционеров), не подписавших договор, появляется право защищать свои законные права и интересы путем обжалования действий и последствий этих действий, касающихся управления обществом, участников (акционеров), подписавших договор.

Обязательственная концепция позволяет успешно обосновать допустимость условий корпоративных договоров, которые прямо в законе не указаны. Так, возможность включения в корпоративный договор обязательств, не перечисленных в пункте 1 статьи 67.2 Гражданского кодекса, была прямо подтверждена в деле общества «ЛеОл» (№ А45-12229/2015) на основании принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Достаточно положительная судебная практика по спорам, вытекающим из корпоративных договоров и АО, и ООО, сложилась в отношении следующих условий:

  • Осуществление преимущественных прав участников общества, порядок проведения общих собраний и принятия решений на них, в том числе обязанность голосовать единогласно и ограничения по распоряжению долей (например, дело «ИмДи-Тест» № А45-1845/2013, определение ВС РФ от 03.10.16 № 304-ЭС16-11978 по делу № А45-12277/2015).

  • Условия по сделкам с акциями, например, включение в акционерное соглашение пут-опционов (дело № А63-9751/2014).

  • Порядок выплаты действительной стоимости доли (акций).

Здесь практика достаточно противоречива, особенно, если условия, указанные в уставе общества, отличаются от условий, согласованных в корпоративном договоре. Но есть возможность отстоять свою позицию, указав, что условия корпоративного договора считаются согласованными при наличии единогласного волеизъявления, в том числе в рамках соглашения. А формальное противоречие договора уставу можно обосновать ссылкой на пункт 7 статьи 67.2. Гражданского кодекса, который запрещает сторонам корпоративного договора ссылаться на его недействительность при наличии такого противоречия.

  • Финансирование общества участниками, представление отчетности, очередность проведения собраний. По всем этим условиям на данный момент есть сложившаяся положительная судебная практика.

  • Порядок распределения имущества при ликвидации общества.

Например, дела № А34-666/2014, № А40-87381/2013. По общему правилу имущество после ликвидации, распределяется пропорционально. Однако, в указанных решениях, суды не увидели препятствий для установления иного порядка в корпоративном договоре, поскольку отказ от пропорционального распределения затрагивает права только самих участников корпорации, добровольно заключивших соглашение.

 

Пункт 2 ст. 67.2 ГК РФ устанавливает ограничения по отношению к содержанию КД. Так, указанный документ не может содержать следующие положения:

  • обязательства участников голосовать в соответствии с указаниями органов юрлица;

  • определение структуры органов юрлица;

  • определение компетенции органов юрлица.

В корпоративный договор также лучше не включать следующие условия, поскольку они всегда являются спорными, с еще не сложившейся судебной практикой:

  • Иной, чем в законе или уставе порядок распределения прибыли между участниками, кроме случаев, когда корпоративный договор подписывается всеми участниками общества и обосновывается изменением долей (акций) или увеличением уставного капитала за счет имущества кого-либо из участников.

  • Право на выход участника из общества. Положения статьи 26 Закона № 14-ФЗ, посвященные выходу участника из общества, являются императивными. Следовательно, право на выход может быть предусмотрено только уставом. Также, в этих случаях, в соответствии с законом, при выходе участника общество обязано выкупить его долю. Таким образом, включение в корпоративный договор условия о праве на выход создает обязанности для общества, которое стороной такого договора не является (п. 5 ст. 67.2 ГК РФ).

Тем не менее, участники могут добиться той же цели и с помощью корпоративного договора. Например, установить обязанность других участников выкупить долю участника по его требованию (колл-опцион). Для этого в договоре нужно прописать порядок предъявления требований и выкупа доли всеми или некоторыми участниками:

  • Безусловное ограничение права на распоряжение долями. В отдельных случаях суды исходят из того, что корпоративный договор не может устанавливать запрет на отчуждение долей без согласия иных участников (постановление АС Дальневосточного округа от 14.08.15 по делу № А24-4503/2014). По мнению судов, такие ограничения должны действовать до наступления или отпадения определенных обстоятельств. Иное существенно ограничивает права участников. Позиция спорная, но однозначной положительной практики судов на данный момент не существует. Поэтому лучше избежать включения такого условия в договор.

Что касается ограничения прав отдельных участников путем заключения корпоративного договора, то ограничены могут быть только те участники, которые подписали договор и только в рамках указанных в нем условий. Например, может быть взыскана неустойка за нарушение обязанности голосовать определенным образом (определение ВС РФ) от 03.10.16 № 304-ЭС16-11978 по делу № А45-12277/2015).


Возможность включения в корпоративный договор условия о непропорциональном распределении дивидендов в АО и ООО

В соответствии с п. 1 ст. 67 ГК РФ участник хозяйственного общества вправе принимать участие в распределении прибыли общества, участником которого он является. По общему правилу в ООО прибыль распределяется пропорционально долям участников в уставном капитале общества (п. 2 ст. 28 Закона об ООО), а в АО каждая обыкновенная акция общества предоставляет акционеру, ее владельцу, одинаковый объем прав (п. 1 ст. 31 Закона об АО).

Согласно п. 1 ст. 66 ГК РФ непропорциональный долям участников в уставном капитале объем правомочий участников непубличного хозяйственного общества может быть предусмотрен уставом общества, а также корпоративным договором при условии внесения сведений о наличии такого договора и о предусмотренном им объеме правомочий участников общества в ЕГРЮЛ. Таким образом, в ООО и непубличном АО размер прибыли (дивидендов), причитающейся участнику, может быть непропорциональным его доле в уставном капитале, а больше или меньше относительно этой доли.

Вместе с тем, нужно учитывать, что в части непропорционального распределения дивидендов в непубличном акционерном обществе ГК РФ имеет некоторую несогласованность с нормами Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее – Закон о рынке ценных бумаг). В частности, в силу ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг акция является эмиссионной ценной бумагой, а в числе признаков эмиссионной ценной бумаги названы равный объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска независимо от времени приобретения ценной бумаги. Из этого следует, что по всем акциям внутри одной эмиссии должен быть установлен равный объем прав, в том числе в части права на дивиденды, то есть установить в решении о выпуске, что на одну акцию одного типа разным акционерам дивиденды выплачиваются в разном размере, по смыслу Закона о рынке ценных бумаг нельзя.

Представляется, что в рамках одного выпуска акций непубличного АО действительно не могут устанавливаться различные дивидендные права на один тип акций, поскольку такие права должны предусматриваться в отношении акционеров, а не ценных бумаг. В противном случае измененные (уменьшенные или увеличенные) уставом или корпоративным договором корпоративные права следовали бы за акцией и при ее последующем отчуждении другим лицам. Однако это не препятствует изменению объема дивидендных прав в корпоративном договоре. Тогда, независимо от условий выпуска акций, участник корпорации должен будет реализовывать свои права в соответствии с положениями корпоративного договора, но при отчуждении им принадлежащих ему акций объем дивидендных прав нового акционера будет определяться уже решением о выпуске акций.

Также следует учитывать, что в акционерных обществах возможно наличие нескольких категорий акций – обыкновенные и привилегированные (которые, в свою очередь, могут быть разных типов), права по которым различны. Привилегированные акции по общему правилу не предоставляют право на участие в управлении обществом, но по таким акциям уставом общества должен быть определен размер дивиденда и (или) стоимость, выплачиваемая при ликвидации общества (ликвидационная стоимость), либо установлен порядок их определения. То есть главной особенностью привилегированных акций является предустановленный размер дивидендов и (или) ликвидационной квоты, гарантирующий акционерам определенную доходность по акциям.

Изменениями, внесенными в ст. 32 Закона об АО Федеральным законом от 29.06.2015 № 210-ФЗ, установлен новый вид привилегированных акций, которые могут выпускаться непубличными акционерными обществами. Такие акции могут быть предусмотрены уставом, иметь один или несколько типов, предоставляющих помимо или вместо прав на фиксированный дивиденд и (или) ликвидационную стоимость право голоса по всем или некоторым вопросам компетенции общего собрания акционеров, в том числе при возникновении или прекращении определенных обстоятельств.

Независимо от категории акций (обыкновенные или привилегированные) и пропорциональности (непропорциональности) дивидендных прав выплата дивидендов в АО или распределение прибыли в ООО является правом, а не обязанностью хозяйственного общества и осуществляется только по решению его участников. Законодательством установлены также случаи, когда выплата дивидендов (распределение прибыли) не допускается в принципе. В непубличных акционерных обществах уставом может быть предусмотрено, что выплата (объявление) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев отчетного года относится к компетенции совета директоров (п. 2 1 ст. 48 Закона об АО). Выплата дивидендов по результатам отчетного года в непубличном АО, а также дивидендов за любой период в публичном АО может быть отнесена только к компетенции общего собрания акционеров.

В ООО принятие решения о распределении чистой прибыли общества является исключительной компетенцией общего собрания участников общества. По общему правилу в ООО решение о распределении прибыли принимается большинством голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества. В АО решение о выплате дивидендов по обыкновенным акциям и по привилегированным акциям определенного типа принимается большинством голосов акционеров – владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. Уставом непубличного АО может быть предусмотрено иное число голосов акционеров – владельцев голосующих акций, необходимое для принятия решения общим собранием акционеров, которое не может быть меньше числа голосов, установленного Законом об АО для принятия собранием соответствующих решений.

Таким образом, право на дивиденды не является безусловно гарантированным акционеру и поставлено в зависимость от волеизъявления участников хозяйственного общества – принятия ими соответствующего решения. Причем по общему правилу для принятия (непринятия) такого решения не требуется даже голосов квалифицированного большинства участников общего собрания, а в непубличном АО и вовсе может требоваться решение не участников, а совета директоров при выплате дивидендов за 3, 6, 9 месяцев отчетного года, если это предусмотрено его уставом (п. 2 1 ст. 48 Закона об АО).

Исходя из вышеизложенного, полагаю, что в корпоративный договор могут включаться условия об отказе или ограничении права на распределение прибыли (выплату дивидендов) в отношении участников ООО и акционеров – владельцев обыкновенных или привилегированных акций. Однако такой договор должен быть подписан всеми участниками/акционерами общества, поскольку на лиц, не подписавших договор, его действие не распространяется. Кроме того, нужно иметь в виду, что если кто-то из участников/акционеров продаст свою долю/акции третьему лицу, которое откажется подписать корпоративный договор, правоотношения с таким лицом будут регулироваться законом и уставом общества.


Возможности участников передавать дивиденды в счёт имущества АО и ООО, механизм регулирования в корпоративном договоре

Распределение прибыли в публичном акционерном обществе проводится в соответствии с нормами статей 42 и 43 закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ. Согласно пункту 3 статьи 42 данного ФЗ, правом распределять полученные обществом доходы обладают сами акционеры путем проведения общего собрания.

Источниками распределяемых между акционерами средств служат:

  • Прибыль общества, оставшаяся после уплаты всех налогов и иных обязательных платежей и определяемая на основе данных в бухгалтерских документах. Средства при этом распределяются между обычными акционерами.

  • Специальные фонды, в которых происходит резервирование средств для платежей по привилегированным акциям. Средства в этом случае распределяются только среди акционеров, имеющих такие акции.

Прибыль акционерного общества распределяется в следующем порядке:

  1. Принимается решение о распределении прибыли.

  2. Производится выплата дивидендов акционерам.

Период выплаты части распределенной прибыли предприятия не должен быть больше, чем 60 суток с момента решения о дивидендном распределении между держателями акций. Если же в уставе срок не прописан, то по умолчанию он устанавливается равным двум месяцам (60 дням).

В ситуации, когда в указанный период выплаты не произведены, акционер в течение трех лет (с момента истечения данного срока) имеет право обратиться к АО с требованием произвести выплату. В противном случае невостребованная часть дохода будет восстановлена в нераспределенной прибыли организации. Отсчет 3-летнего периода начинается по завершении 60-ти дневного срока, установленного обществом, а не со дня, когда дивиденды находят отражение в учете.

Отказ от требования дивиденда по закону не предусмотрен. С другой стороны, в Гражданском Кодексе (статье 415) оговаривается возможность снятия обязательств, если это не идет вразрез с правами других лиц.

Как следствие, держатель акций имеет право отказаться от положенных дивидендных выплат. Подобное решение, как правило, оформляется путем составления специального документа. При этом цели, на которые будет израсходованы невыплаченные платежи, могут указываться по желанию акционера (на основании его личных суждений и мнения). Если же исходить с позиции налоговых льгот, то при отказе от дивидендных выплат все-таки лучше прописать направление средств (к примеру, «для повышения объема чистых активов стороны-эмитента»).

По сути, отказ от требования дивиденда – прощение задолженности акционерному обществу в отношении обязательных денежных выплат. Поэтому оно никак не влияет ни на размер дальнейших выплат дивидендов акционеру, отказавшемуся от получения, ни на размер выплат другим акционерам.

Вопросы распределения прибыли отнесены законом к компетенции общего собрания участников ООО. Общим собранием участников общества принимается решение о невыплате дивидендов и одновременно о направлении чистой прибыли общества для пополнения оборотных средств. От участника, отказавшегося от выплаты, получается соответствующее письменное заявление.

В соответствии с Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ) учредители общества заключают договор об учреждении общества, который определяет размер и номинальную стоимость доли каждого из учредителей общества, а также размер, порядок оплаты таких долей в уставном капитале общества.

  1. Размер доли в ООО может быть изменен при увеличении уставного капитала за счет дополнительных вкладов его участников и третьих лиц, принимаемых в общество.

  2. Наиболее часто изменение и перераспределение доли в ООО осуществляется на основании сделок. Это могут быть как возмездные (купля-продажа), так и безвозмездные (дарение) сделки; такие сделки не обязательно направлены прямо на отчуждение доли, а лишь предполагают возможность такового (залог). Сторонами в сделках могут быть как участники, так и третьи лица, однако в любом случае должно соблюдаться законодательство и требования устава общества.

  3. Еще одним основанием для изменения долей в ООО является правопреемство, то есть переход прав и обязанностей от одного субъекта правоотношений к другому. Правопреемство возможно в результате наследования долей в ООО и реорганизации общества.

Согласно п.1 ст. 12 (устав общества) Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ устав общества является учредительным документом общества.

В соответствии с п.1 ст. 90 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), п.1 ст.14 Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ, уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников.

Размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде дроби. Размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества.

Согласно п.4 ст.12 Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ изменения в устав общества вносятся по решению общего собрания участников общества.

В соответствии с пп.2 ст. 33 Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ к компетенции общего собрания участников общества относится изменение устава общества, в том числе изменение размера уставного капитала общества.

Таким образом, принятие решения об изменении размера уставного капитала ООО является исключительным полномочием общего собрания участников общества (пп. 2 п. 2 ст. 33 Закона об ООО). Данное решение принимается большинством голосов не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена Законом об ООО или уставом общества (п.8. ст. 37 Закона об ООО).

Из вышеизложенного следует вывод, что отказ от получения дивидендов и направление их на развитие общества не порождают у отказавшегося участника ООО оснований для изменения его доли в части ее увеличения.

В корпоративном договоре можно предусмотреть письменную форму заявления и порядок отказа участника/акционера от полагающихся ему дивидендов, а также зафиксировать каким образом будут расходоваться такие денежные средства обществом в случае отказа участника/акционера. Однако, поскольку вопрос касается прибыли, такой договор должен быть подписан всеми участниками/ акционерами общества.

 

Риски сторон корпоративного договора в АО и ООО

Стороны корпоративного договора несут стандартную ответственность за его нарушение, предусмотренную ГК РФ. Заключая такой договор, необходимо понимать, что его условия, отвечающие требованиям законодательства РФ, являются обязательными для исполнения сторонами и нарушение их повлечет за собой необходимость возмещать убытки, причиненные нарушением права.

Риск нарушения корпоративного договора проявляется в предполагаемом использовании одной из сторон договора корпоративных прав образом, отличным от согласованного.

В п. 7 ст. 32.1 Закона об Акционерных обществах говорится, что акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из него, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств. В Законе об ООО такой нормы нет, но здесь, обращаясь в суд, можно говорить об аналогии права, регулирующей сходные правоотношения и ссылаться на закон об АО.

Способы обеспечения исполнения обязательств, предусмотренные ГК РФ и могущие быть указаны в корпоративном договоре, следующие:

  1. Неустойка. Можно прописать твердую сумму, можно какую-то формулу, позволяющую определить размер. Ее минус – возможность серьезного снижения через применение ст. 333 ГК РФ, а также позиции Конституционного суда, например, изложенной в определении от 24 октября 2013 г. N 1664-О «суду необходимо установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба».

  2. Залог доли в уставе ООО и залог акций (в залог передаются именно права, удостоверяемые долей или акцией, но доля/акция являются некоторой внешней формой их выражения, к тому же, регистрация осуществляется обременения залогом именно доли/акций):

  • Залог долей в уставном капитале ООО.

В силу абз. 2 п. 2 ст. 385.15 ГК РФ права участника, передавшего долю в залог, осуществляются залогодержателем. Закон прямо не говорит о возможности ограничить использование прав из доли залогодержателем, в отличие от ситуации с залогом акций. Но нет и прямых запретов, препятствующих урегулированию данного вопроса в договорном порядке, т.е. путем внесения данного условия в корпоративный договор.

  • Залог акций.

Для того чтобы права по заложенной акции осуществлял залогодержатель, необходимо на это прямо указать в договоре залога. При этом возможно определить границы использования таких прав. Заключив корпоративный договор, стороны дополнительно заключают договоры залога своих долей/акций с наиболее доверенным лицом, который распоряжается правами по ним в соответствии с условиями коммерческого договора.

При внесении данного вида обеспечения исполнения обязательств по заключенному корпоративному договору сторона, его нарушившая, будет нести ответственность или путем выплаты неустойки, или путем утраты контроля над своим имуществом и использования его для погашения убытков другой стороне договора.

Ни ст. 67.2 ГК РФ, ни положения ФЗ «Об АО» или ФЗ «Об ООО» не содержат специальных оснований, а также специальных положений относительно расторжения корпоративного договора. Основываясь на этом, корпоративный договор, заключенный в отношении российского хозяйственного общества, может быть расторгнут его сторонами на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ:

  1. по соглашению сторон;

  2. в судебном порядке по инициативе одной из сторон корпоративного договора;
  3. посредством одностороннего отказа одной из сторон корпоративного договора от его исполнения;

  4. кроме того, корпоративный договор может предусматривать обстоятельства, при наступлении (ненаступлении) которых он прекращается автоматически (отменительное условие).

Последствия расторжения договора в случае нарушения его одной из сторон, содержатся в ч. 5 ст. 453 ГК РФ: Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение его условий одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.



Источник: Пресс-центр Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ», Журнал «Расчет»


Вам также может быть интересно:

Автор материала
Линара Хабирова
Руководитель отдела юридического сопровождения
Комментарий эксперта
Если вы – представитель СМИ и вам требуется комментарий эксперта, пожалуйста заполните форму.
Подпишитесь
на новости
Получайте самые актуальные публикации из новостной ленты

Вам может быть интересно

Как отчет об оценке бизнеса помог достичь согласия между сторонами сделки
Сопровождение приобретения двух IT-компаний российской инвестиционной группой

Другие публикации экспертов

Василий Никитин
Руководитель проектов практики Налогов и права
Правительство РФ сформировало дополнительный пакет мер поддержки предприятий сектора МСБ. Более подробно о новых льготах и преференциях – в комментарии Василий Никитин, руководитель проектов практики Налогов и права.
Ксения Архипова
Старший партнер. Исполнительный директор

Согласно поручению Президента России на развитие села будет выделено не менее 6 млрд рублей. Программа по комплексному развитию действует с 2019 года, однако сельская жизнь все еще отличается по уровню качества от города. О перспективах и препятствиях на пути к совершенствованию сельских территорий – Ксения Архипова, Старший партнер Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» для газеты «Известия».

Дарья Перковская
Партнер по аудиту и консалтингу
Удаленные аудиторские проверки плотно вошли в практику в период пандемии, когда режим самоизоляции не позволял специалистам очно присутствовать в офисе клиентов и часть процедур пришлось перенести в онлайн. Партнер по аудиту и консалтингу группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» Дарья Перковская рассказала Коммерсанту о том, как COVID-19 изменил работу аудиторов и возможно ли проводить качественный аудит дистанционно.
Запросить предложение
Задать вопрос
Запросить комментарий эксперта